Задать вопрос

Рошаль: «Наша задача — оградить врачей от тюрьмы»

 В последнее время развернулась дискуссия вокруг предложения Следственного комитета РФ внести отдельную специальную статью для медицинских работников в Уголовный кодекс РФ. Президент Союза медицинского сообщества «Национальная медицинская Палата» Леонид Рошаль рассказывает о целях сотрудничества медицинского сообщества со следователями и о своем видении сути  этого вопроса.

Национальная медицинская палата сотрудничает со Следственным комитетам по разработке специальной статьи УК РФ в отношении медицинских работников? В чем Ваша цель?

 — Мы считаем, что лучше договариваться, чем отказываться от диалога, особенно в таких сложных вопросах как ответственность медицинских работников. Для меня главным результатом нашей совместной работы со Следственным комитетом станет такая статья в УК, которая не позволит сажать врачей в тюрьму за неумышленные осложнения при лечении. Это принципиальный вопрос. В своем желании оградить врачей, прежде всего, от тюрьмы — мы всегда будем стоять на стороне врачебного сообщества.

Я очень хорошо понимаю обеспокоенность Следственного комитета — число поданных жалоб на действия врачей за последние годы увеличилось в три раза, — в 2012 году в СК поступило 2100 таких обращений, а в 2017 году эта цифра выросла до 6050. Понятно, что пройти мимо этого факта Следственный комитет не может. Сначала они самостоятельно, без участия медицинского сообщества, решили разобраться в недовольстве пациентов и посмотреть, насколько Уголовный кодекс подходит сегодня для того, чтобы адекватно оценивать действия медицинских работников. И Следственный комитет в лице председателя Александра Бастрыкина пришел к выводу, что существующие статьи в действующем УК не учитывают специфику медицинской деятельности.

Врачевание — это не точная наука, а искусство. Поэтому возможность решения любых клинических задач — иногда не может быть столбовой дорогой. И при лечении возможны различные осложнения. И не за каждое осложнение доктор должен быть наказан. Это важно. Кроме того, Следком посчитал, что различные формы наказания разбросаны по нескольким статьям: ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»); по статье 238 УК РФ («Ненадлежащее оказание услуг»); ст. 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности»);  ст. 293 УК РФ («Халатность»); ст. 124 УК РФ («Неоказание помощи больному»).

В Следственном комитете решили, что надо объединить ответственность врачей в новой статье. Речь шла не о том, чтобы усилить наказание, а о том, чтобы систематизировать формы наказания врачей. Мы высказали свои опасения по поводу первоначальных предложений, полагая, что обсуждение и принятие важных изменений в УК без участия медицинских работников могут привести к ужесточению уголовной ответственности.

Мы предложили создать совместную рабочую группу для того, чтобы разобраться в этом вопросе. Со стороны Нацмедпалаты в этой работе принимали участие наши юристы и представители Всероссийского государственного университета юстиции, которые начали работать совместно со Следственным Комитетом.  Мы считаем это положительным моментом.

Должен заметить, что разговор представителей Национальной медицинской Палаты с сотрудниками Следственного комитета оказался очень доброжелательным. Мы пытаемся услышать друг друга и каким-то образом решить проблему. А это большая проблема, несмотря на то, что до суда доходит только 10% от всех жалоб. Я уверенно заявляю, что лечим мы лучше, чем 5 лет назад, и увеличение жалоб — это не потому, что мы стали хуже лечить.

— Каковы же сейчас  результаты этой совместной работы?

 — В итоге совместной работы был создан промежуточный вариант предложения, согласно которому медицинские работники не должны привлекаться к уголовной ответственности по статьям 109, 118 и 238 УК РФ, по котором сегодня привлекается большинство врачей. Вместо них предлагаются специальные статьи: Статья 124.1 предполагает уголовную ответственность за «ненадлежащее оказание медицинской помощи» и статья 124.2  «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи».

Эти статьи  являются только проектом и у нас есть к ним очень серьезные вопросы, особенно к 124.1. Возможно, мы даже слишком рано вынесли эти статьи на общественное обсуждение — здесь еще многое надо доработать. После всех обсуждений мы провели повторные переговоры с председателем Следственного комитета, и еще раз объясняли нашу позицию. Для нас было приятно, что руководитель Следкома не отвернулся, а предложил дальше поработать над изменением этой статьи. Мы должны написать ее так, чтобы было ясно — за что привлекается и как наказывается врач вследствие неумышленного причинения вреда здоровью пациента. Работа в этом направлении в межведомственной группе продолжается.

Для нас важно сегодня отработать иные меры наказания врачей, не только в виде лишения свободы. Врач, который получил реальный срок лишения свободы, в тюрьме свою квалификацию не повышает.  Мы сейчас работаем над этим, рассматриваем какие формы наказания, кроме тюремного срока,  можно применять в Уголовном кодексе,  вплоть до лишения виновного врача права заниматься медицинской деятельностью. Это можно делать, в новой статье Уголовного кодекса лишение врача права заниматься профессиональной деятельностью также может быть прописано. По нашему мнению, врача можно посадить в тюрьму, только если он совершил умышленное преступление, или умышленно нанес вред здоровью пациента и наступили тяжелые последствия, например, инвалидность. И отдельный вопрос в отношении включение в 124.1. понятия «плод». Мы считаем, что так как плод не является субъектом права, включение понятие плода в Уголовный кодекс является не обоснованным и может привести только к валу дополнительных судебных исков.

На самом деле, денежная компенсация — вот что на самом деле волнует многих пациентов, никто не хочет, чтобы врачей сажали в тюрьму. Но у нас, в отличие от Запада, врачебное сообщество не защищено.

А что Вы предлагаете сделать в плане защиты врача?

У нас врач не является юридическим лицом. Несет ответственность учреждение. На Западе же каждый врач застрахован, застрахована его профессиональная ответственность и он понимает, что если будут какие-то издержки большие, то выплачиваться они будут из тех страховых взносов, которые он платит. У нас этой системы страхования нет. И в этом большая беда. Разработка системы страхования профессиональной ответственности для нас очень важна. Это вопрос, который мы сейчас обсуждаем Национальной медицинской палатой. Мы не просто сидим, сложа руки, а проводим два пилотных проекта. Один из них — его центром является Тюмень, — это создание общества взаимного страхования. Второй в Новосибирске — страхование ответственности врачей через страховую компанию.  Я думаю, как только эта система будет введена, страхование профессиональной ответственности, количество жалоб, уголовных дел против врачей уменьшится вдвое или втрое.

Источник: www.rosbalt.ru

Личный кабинет
Глубокоуважаемые коллеги! Одно из крупнейших медицинских учреждений Самарской губернии и Приволжского федерального округа отмечает юбилей. 110 лет исполняется со дня основания Самарской областной клинической больницы им. В.Д.Середавина! Поздравляем прекрасный сплоченный коллектив и лично главного врача медучреждения Владимира Дмитриевича Купцова с этим знаменательным событием!